18.09.2018      1247      0
 

Нет, это не они! Как Скотленд-Ярд сам доказал непричастность Петрова и Боширова к отравлению Скрипалей


Можно сколь угодно долго разглагольствовать сегодня насчет странностей, будто бы обнаруженных в документах и биографиях Петрова с Бошировым, нелепостей в их поведении во время телевизионного интервью, и вообще насчет того, зачем они ездили в Солсбери. Да, версия этой парочки, что они отправились туда, чтобы полюбоваться «замечательным собором», мягко говоря, вызывает сомнение. Они оба не производят впечатления людей, интересующихся соборами.

Но это, как говорится, уже совсем другая история, и к делу об отравлении Скрипалей никакого отношения не имеет. Они могут быть кем угодно, кому не хочется раскрывать деталей своих частых вояжей по Европам. И мелкими контрабандистами, и нелегальными торговцами лекарственными препаратами, и «решалами» криминальных проблем, кем угодно. Ясно главное: отравить Скрипалей они попросту не могли.

Дьявол, как известно, кроется в деталях. Так и в деле с отравлением Скрипалей в Солсбери. Никто почему-то не обратил внимания на одну простую деталь. Лондон утверждает, будто яд бы нанесен на дверную ручку их дома. Взявшись за нее, они будто бы и отравились. Но ведь ручек-то у входной двери, как известно, две: одна изнутри, другая – снаружи. А яд был нанесен, конечно, на наружную ручку, за которую человек берется, когда входит в дом, а не выходит из него. Ведь когда он выходит, то попросту захлопывает за собой дверь, и браться за ручку ему совсем не нужно. Что это означает? А то, что Скрипали могли отравиться только тогда, когда входили в дом, а не когда выходили из него!

Мало того, отравились почему-то оба. Но ведь дверь-то открывает один человек, а не двое сразу. Значит, поскольку Скрипали покинули дом (или входили в него) вместе, то отравиться должен был кто-то один из них. Но никак не оба сразу, поскольку поодиночке в тот день они из дома не выходили.

Эти рассуждения полностью соответствуют хронике событий 4 марта в отчетах самих английских следователей. Полиция Лондона восстановила хронологию событий дня отравления бывшего полковника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери Юлии 4 марта, и отчет был опубликован 5 июня на сайте Скотленд-Ярда. Согласно этому отчету, Юлия Скрипаль прилетела из России в субботу, 3 марта в 14:40. и приземлилась в аэропорту Хитроу. И появилась в Солсбери уже после того, как там в первый раз побывали Петров с Бошировым. Но не отравилась, входя в дом. Следовательно, яд мог быть нанесен на ручку дома только на следующий день, 4 марта, когда Петров с Бошировым побывали в Солсбери во второй раз.

Согласно Скотленд-Ярду, на следующий день автомобиль Сергея Скрипаля был замечен в районе Лондон-Роуд, на Черчилль-Уэй-Норт и Уилтон-Роуд (внимание!) в 9:15, а в 13:30 он уже съезжает в центр города, на улицу Девизз-роуд. Это означает, что Скрипали покинул дом не позже 9.00 4 марта, а значит, до того (!), как в этом районе появились Петров с Бошировым, которые, как установлено, прибыли в Солсбери 4 марта около 10.00. А значит, прикоснуться к будто бы отравленной «агентами ГРУ» ручке двери Скрипали, покидая дом, никак не могли.

В 13.30 автомобиль со Скрипалями появился в центре города, и через десять минут, согласно всё тому же отчету, Сергей и Юлия припарковались на стоянке Сейнсбери и отправились в паб Bishops Mill. С 14:40 до 15:35 они обедали в ресторане «Зиззи». В 16:15 службы экстренной помощи получают отчет полиции, которая нашла Сергея и Юлию в бессознательном состоянии.

Где они были?

Но где были Скрипали после того, как покинули дом, с 9.00 до 13.30, когда они въехали в центр Лондона? Это в точности неизвестно. Мобильный телефон у них был в это время почему-то отключен. Говорят, что они посетили кладбище, где похоронены мать и жена Скрипаля. Но в СМИ проходила информация и о том, что они ездили в Портон-Даун, где находится химическая лаборатория. Зачем? Это неизвестно, да в данном случае не столь уж и важно.

Важно для нас сейчас другое: покинув свой дом в 9.00, Скрипали больше в него уже не возвращались (а если даже и возвращались, то где фото с камер наблюдения?). А это значит, что они НИКАК не могли прикоснуться к дверной ручке, которую будто бы вымазали ядом коварные «агенты ГРУ» Петров с Бошировым! Потому что «отравители» могли это сделать только в промежутке между своим прибытием в Солсбери в 10.00 и 13.05, когда камеры наблюдения зафиксировали их на дороге, ведущей к вокзалу, с которого они вернулись назад в Лондон.

Кстати, версия о дверной ручке была выдвинута англичанами только 28 марта. До этого говорилось, будто яд был в машине, в букете цветов на кладбище, в кондиционере автомобиля и т.п. А «дверная ручка» дома Скрипалей, как основная версия, появилась только через 24 дня (!) после отравления!

Почему, ведь дом до этого неоднократно осматривался, да и за это время яд должен был неминуемо выветриться?

Но даже если допустить, что Петров с Бошировым и в самом деле, как это утверждает Лондон, нанесли яд на ручку дома Скрипалей, то они могли это сделать только в указанный выше промежуток времени с 10 часов утра до 13.05. Но если они это и сделали, то Скрипали в этот же период и до того момента, когда их нашли без сознания у ресторана «Зиззи», больше к своему дому уже не возвращались!

Что из этого следует? А только одно: Скрипали были отравлены в другом месте и кем-то другим. А выстроенная и с помпой растиражированная английскими властями на весь мир версия об отравлении через «дверную ручку», за что сейчас объявили новые санкции против России, рассыпается, как карточный домик. И Петров с Бошировым здесь ни при чем.

Но почему на такое простое обстоятельство ранее никто не обратил внимание? Наверное, обратили. Именно поэтому, кстати, англичане и не предъявляют записи с камер наблюдения, которые установлены напротив дома Скрипаля. Показывать-то нечего. На них Петрова с Бошировым нет! С учетом перечисленного выше любой суд без колебаний отвергнет обвинения, выдвигаемые в их адрес.

Но почему именно на них указал Лондон? Ведь к расследованию покушения на убийство Скрипалей были привлечены 250 детективов из полицейской контртеррористической организации, полиция провела 176 обысков и собрала 900 свидетельских показаний. А в результате гора родила мышь: названы имена людей, которые «отравителями» быть не могут по определению.

Простой ответ

Скорее всего, Скрипалей действительно отравили, или они сами случайно получили «дозу» яда во время посещения лаборатории в Портон-Даун, но Британия решила воспользоваться фактом отравления бывшего офицера ГРУ, чтобы обвинить Россию, и стала лихорадочно фабриковать «доказательства».

Стали поспешно искать тех русских, которые в период с 3–4 марта побывали в Солсбери (а выходцев из России сейчас в Британии, в том числе и туристов – сотни тысяч!). И нашли, наконец, несчастную парочку в виде Петрова с Бошировым, которые, узнав, в чем их обвиняют, до смерти перепугались. Что и было хорошо видно во время их интервью, где они попросту не знали, что говорить, потели, сбивались. И было, конечно, заметно, что они что-то скрывают, за что, кстати, тут же яростно ухватились доморощенные либералы, радостно заголосившие, что «Кремль поймали за руку!».

Но Боширов с Петровым уж никак не напоминают работников российских спецслужб. Они могут скрывать все, что угодно: и какие-то темные бизнес-делишки, и возможное участие в криминальных разборках. Кроме того, Солсбери хорошо известен не только своим собором, но и многочисленными гей-клубами…

Вот только к отравлению Скрипалей эта парочка абсолютно никакого отношения не имеет. Петров с Бошировым попросту никак не могли этого сделать. Что убедительно подтверждают те данные, которые выложил в сеть сам Скотленд-Ярд.

Свидетельство бывшего посла

Заметили эту нелепость в обвинениях Лондона не только мы. Точно так же считает, например, и бывший посол Великобритании Крэйг Мюррей. По его мнению, Скрипали не могли быть отравлены в том месте и в то время, которые указывает полиция. Крейг Мюррей, ранее представлявший Лондон в Узбекистане, проанализировал записи с камер наблюдения в Солсбери и нашел нестыковки в озвученной Скотленд-Ярдом версии отравления Скрипалей.

Мюррей пишет о записях камер наблюдения в статье, которую он посвятил разбору интервью предполагаемых «отравителей» Александра Петрова и Руслана Боширова. Дипломат напоминает, что, по мнению британской полиции, двое мужчин, которых в Лондоне считают «агентами ГРУ», попали в Солсбери не ранее 11.48, в день отравления. Это означает, пишет дипломат, что они никак не могли нанести «Новичок» на ручку двери в доме Скрипалей до полудня 4 марта. Вместе с тем нет никаких указаний на то, что Скрипали могли вернуться в свой дом после полудня.

Момент, когда Скрипали утром 4 марта покидают свой дом, был снят сразу тремя видеокамерами. Боширов и Петров также часто попадали в поле зрения камер. Однако свидетельств о том, что Скрипали после полудня могли соприкоснуться с нервным агентом («Новичком»), не существует.

Даже если Скрипалям удалось остаться невидимыми, говорится в статье, они не могли коснуться ручки двери ранее 13.15. Это означает, что между нанесением нервного агента и контактом прошло чуть более часа.

А все эксперты, напоминает Мюррей, утверждали, что Скрипалей удалось спастись, поскольку яд всю ночь находился на ручке двери и «выветрился». «Более вероятно, что они (Скрипали) вступили в контакт где-то в другом месте», – уверен Крэйг Мюррей.

Так почему же англичане так беспардонно и нагло лгут, когда ясно, что любой суд признает беспочвенность их ложных обвинений? Да потому что, яростно обвиняя Россию, они уверены, что никакого суда не будет. Он им не нужен. Такой сейчас стиль на Западе – обвинять Россию безо всяких доказательств.

Владимир Малышев

Источник





СМИ -2


Реклама