19.02.2018      776      0
 

Смерть на берегу Евфрата


Значит первое: российские СМИ не имеют морального права называть бойцов российского ЧВК, павших в Сирии, «наёмниками». Сами вы, по сути, наёмники, господа, такие безродные, получается, журналисты, пишущие разумеется то, чего хочет ваш босс, руководитель, командир СМИ. Пишущие, либо декларирующие устно через радио, либо телевидение. Разве вы не наёмники? Ещё какие наёмники!

Имейте уважение к людям, которые за довольно небольшие деньги защищают, в конечном счёте (детали плюс, детали минус) Российское государство от паразитирующей на Исламе секты ИГ* и ей подобных сект. Чтобы вам не отрезали головы в русских городах на Волге, а потом в Москве, вот они выдвинулись для вас в Сирию.

Российскому государству, по тем или иным причинам международной этики, несподручно посылать в Сирию российскую армию, посему вот на военных нивах работают там ЧВК.

Бойцы ЧВК не такие рассудительные и уравновешенные как вы, у них в головах и сердцах бушует пламя, они рвутся и едут туда, куда вы и в страшном сне не дерзнёте отправиться.

Не нужно с пеной у рта горласто добиваться всё большего количества российских потерь в неудавшемся наступлении вблизи Дейр-аз-Зора, а ещё точнее у населённого пункта Хишам. Смирите своё рвение. Перестаньте копать, один другого впереди — сколько там легло бойцов. Вспомните, что вы граждане России и российские потери лучше бы не выставлять на всеобщее обозрение, поскольку наши враги будут указывать на эти количества как на признак нашей слабости.

Перестаньте рыть и допрашивать. Успокоились? Пришли в себя?

Теперь, то что знает по всей вероятности Кремль, но смущённо молчит в тряпочку, не умея достойно всё объяснить, я вам сейчас всё это объясню. Я знаю не всё, но кое-что знаю.

Слезьте с ЧВК «Вагнер», вы выглядите идиотами для тех, кто там служит, потому что не одна частная компания там в Сирии работает, и в неудавшемся взятии нефтеперегонного завода участвовали бойцы из личного состава четырёх ЧВК. А то вы заладили «Вагнер»! «Вагнер!» Общей численностью около двух рот участвовали.

По информации, которую я имею, выдвинулись для захвата нефтеперегонного завода. Предосудительного в захвате нефтеперегонного завода я ничего не вижу. Это война, и нашей стороне понадобился нефтеперегонный завод. Возможно, для того, чтобы выплачивать жалованье тем же бойцам ЧВК, возможно, для других целей.

В 1997 году я встречался, помню, с полковником Махмудом Худойбердыевым в Таджикистане, штаб его находился в совхозе имени Чапаева, так Махмуд платил своим бойцам жалованье из доходов от алюминиевого комбината. Когда чуть позже у него этот комбинат отняли, жалованье платить стало нечем и Худойбердыев вынужден был распустить бригаду.

Кстати жаль, что распустил, Худойбердыев был известен как пророссийский офицер и его бригада очень помогала тогда 201 российской дивизии в Таджикистане. Мир он сложен, и только из столиц глядя, он кажется простым.

Продолжим про наступление российских бойцов ЧВК 7 февраля сего года близ населённого пункта Хишам.

Власть, то-есть Кремль, о наступлении бойцов ЧВК в Сирии, на мой взгляд, ничего не знала. И Министерство обороны как организация не знало. Это была местного масштаба военная операция.

Предварительно, как полагается при осуществлении операций подобного рода, должна была быть осуществлена зачистка вражеских позиций артиллерией и авиацией, а также наступающей группе ЧВК должны были быть переданы средства ПВО, также как и средства отступления в случае неудачи. (Вертолёты точнее говоря, для эвакуации).

Российский военный чин, либо группа российских военных чинов (так говорят там, в Сирии бойцы, я передаю) не обеспечили ни артподготовку, ни авиазачистку территории перед тем как пошла группа бойцов ЧВК на этот злосчастный нефтезавод. И не обеспечила средства отступления, а как раз всё пошло не так.

Вот, собственно, и вся история.

Трагическая, и более или менее обычная для тех, кто понимает, что такое война. Погибло много людей, но не лезьте руками в раны, успокойтесь уже, непрошеные правдолюбцы.

У нас на берегу Евфрата погиб Кирилл Ананьев — артиллерист и миномётчик, нацбол, 32 лет отроду.

С 5 февраля не выходит на связь нацбол С. Д., надеемся, что найдтся и жив. Та же история (не выходит на связь) с ещё одним нашим парнем — нацболом, от него мы знаем только позывной.

Ну что, на войне, как на войне. Мы же не сентиментальные барышни. Человека в любом случае ожидает его смерть.

На берегу Евфрата может быть лучше, чем в онкологическом отделении московской больницы.

Источник





СМИ -2


Реклама