10.04.2018      365      0
 

На Азовском море завелись пираты. А разговор с пиратами — короткий!


Захват, как сообщается, в шестнадцати с половиной миль от берега (то есть в нейтральных водах) траулера «Норд» можно квалифицировать как провокацию. Но и как морское пиратство. А с пиратами разговор должен быть короткий!

От сухопутного разбоя — к морскому

Переход «потомков древних трипольцев и шумеров» к самому банальному морскому пиратству был, в общем, ожидаем. Всем известно, что щирые козаки всегда были куда больше бандитами и пиратами, нежели воинами «за идею», и ходили «за зипунами» в охотку. Те, кто сейчас называют себя «козаками» на территории, называющей себя Украиной, также не дураки пограбить. Переполненные ценными вещами и разным барахлом, которое даже бомж не украдет, грузовики и БТРы, что «герои АТО» отправляли по хатынкам и хуторам «Новой почтой» — тому подтверждение. Еще и уверяли, что это им «благодарные жители Донбасса», мол, «подарили». Немцам тоже «яйки, млеко, брот» точно также дарили в войну в каждом оккупированном селе.

Ну а теперь древние укры решили возродить традиции предков, грабивших встречных и поперечных на козацких «чайках». Для чего новые конкуренты пиратов Сомали, Нигерии или, скажем, Юго-Восточной Азии используют катера украинской погранохраны — тоже, в общем, дело для знакомых с историей пиратства знакомое. В свое время было трудно отличить купца от пирата, пирата с патентом капера от просто пирата и военный корабль от пирата. Правда, золотых галеонов в Азовском море у чубатых и усатых поклонников Джека Воробья нет, остаются только сейнеры и траулеры. Но это, очевидно, не пугает селян, считающих себя наследниками грозной славы Амаро Парго, Франсуа Олонэ и Генри Моргана. Нету галеонов — будут сейнеры. В общем, как в известном анекдоте — «яка країна – такій и теракт «, то есть, какие моряки — такая и «добыча».

История, что и говорить, неприятная. Особенно после нее активизировались, как обычно, всякие обличители-крикуны с обвинениями российских властей, МО РФ, командования ВМФ или Береговой охраны Погранслужбы ФСБ . Если оставить кликушество в стиле «Путин слил» и обычные эмоции, то упреки и правда можно адресовать пограничникам — почему, зная о неадекватности соседей, а также, учитывая неопределенность правового статуса Азовского моря и до событий 2014 года, а теперь подавно, не вели наблюдение в спорных районах, а также недостаточно, очевидно, воздействовали на нестойкие умы капитанов рыболовных судов, вбивая в них необходимые инструкции поведения при встрече с украинскими самотопами.

Что можно было сделать и что не было сделано

Многие моряки, однако, считают, что капитан «Норда» сам в значительной мере виноват в том, что с ним случилось. Дело в том, что для действий при встрече что с сомалийскими, что с украинскими, что с какими-то еще дикарями не в их территориальных водах инструкции примерно одинаковы. Капитан, при попытке остановить его катерами украинских «прикордонников», обязан был произвести съемку средствами объективного контроля (сфотографировать, да хотя бы и на телефон) экрана системы спутниковой навигации НАВСТАР-ГЛОНАСС, экрана навигационной РЛС, сохранить и зафиксировать показания глубины, полученные с эхолота (если на его посудине таковой вообще есть и работает), сделать необходимую запись в бортовом журнале о неправомочной попытке военного корабля остановить его. Также он обязан подать сигнал «Mayday! Mayday! Mayday!» на аварийной частоте 2182 кГц и на 16-м канале УКВ (частота 156.8 Мгц) — Международном Канале бедствия, с указанием координат и сообщая о попытке незаконного захвата его судна и кем именно производится такая попытка, желательно также иметь выйти и на своих пограничников непосредственно, хотя вышеуказанные каналы на море прослушивают все. При этом он также должен был уходить к своим на полном ходу (хотя легко сказать «полный ход», у такого сейнера он на уровне средней скорости транспортов в первую и вторую мировые, то есть узлов 10-12, но все равно — на полном ходу для его судна), сообщая по радио курс ухода.

Никакого права остановить его у укропиратов в той ситуации не было, что, конечно, их не останавливало. С одной стороны, конечно, гражданское судно обязано останавливаться по запросу военного корабля, но пограничный катер вне своих вод таковым не является. Также существуют требования о том, что капитан обязан воспрепятствовать попыткам силового захвата судна, но тут, скорее, надо вести речь о другой модели поведения, применяемой при общении с черными коллегами укроприватиров — фиксировать курс и закрываться в машинном, чтобы не попасть под обстрел, и не геройствовать лишний раз. А что сделал капитан Норда Горбенко? А ничего из этого он не сделал, остановился по первому требованию, без шума и пыли, тихо-мирно дав взять себя на буксир и как телка на веревочке, повести на бойню. Что это такое? Последствия 23-летнего пребывания под владычеством потомков шумеров? Привычка подчиняться? Нежелание иметь неприятности, и мыслишка что «само рассосется» или «договоримся»? Трудно сказать, да и осуждать лишний раз не будем, капитан и так уже наказал сам себя.

Возможно, кто-то скажет, мол, легко сказать»действовать по инструкции», а вдруг бы «укропы» стрелять начали? Вот для этого капитан должен был укрыть экипаж максимально (то есть в машинном), а инструкции существуют для их выполнения, а не для рассуждений. Пожар тушить тоже страшно, по инструкции, убежать и бросить все — куда проще. Только последствия могут быть тяжелее, пусть и не для убежавшего (которого, кстати, за небрежение инструкцией могут привлечь к ответственности).

Новошумерское «береговое братство» в мариупольской «Тортуге»

К тому же стоит посмотреть внимательнее, из чего могли бы стрелять украинские пираты. В мариупольское «береговое братство» (ой, простите, в отряд морской погранохраны) Украины входят следующие корабли и катера. Флагман отряда — «корабль» морской охраны BG-32 «Донбас» (именно так, с одной «с»), в девичестве — ПСКР пр. 205П, родной братик старого проекта ракетного катера пр.205 разработки начала 60-х годов. Вооружен этот 240-тонный сверхдредноут изрядно — две 30мм спаренные артустановки АК-230. Эффективность этих орудий против даже небольших суденышек невелика — фугасное и зажигательное действие снарядов невысокое, скорострельность тоже невысока, в отличие от шестиствольных «резаков» АК-630 или АК-306, за счет мощи секундного залпа «добрать» не получается. В Сети имеется достаточно роликов с последствиями расстрела подобными пушками, до сих пор имеющимися на некоторых наших ПСКР на Дальнем Востоке — стрелять приходилось достаточно долго в район кормовой части, чтобы судно теряло ход и ложилось в дрейф (и то зачастую не из-за выхода из строя силовой установки, а потому, что до рыбаков-браконьеров с опозданием доходило, что шутки-то кончились).

Также имеется 5 катеров типа «Гриф», пр.1400М — 40-тонные катера крайне популярного в СССР проекта, вооружены спаркой 12.7мм пулеметов на носу, скорость 29 узлов. Именно такой катер был расстрелян, как говорят, танковыми управляемыми ракетами какими-то неизвестными танкистами в памятные дни августа-сентября 2014 года у побережья ДНР. Вместе с ним пострадал малый катер типа «Калкан» водоизмещением 8 тонн, вооруженный в лучшем случае ПКМ, если не забыли с собой взять, или автоматами экипажа. Таких катеров в местном отделении «берегового братства» осталось 6. Есть еще совсем небольшие катера различных проектов — 4 штуки, тоже невооруженные. Один из таких катеров в 2015г. подорвался на выставленных самими же «укропами» противодесантными минами (установка которых в мирное время запрещена, но эти идиоты «воюют с Россией», гибридно, в основном, правда, языком в интернете) . Его потом подняли и отремонтировали.

Сами понимаете, что ни 12,7-мм пулеметы, ни тем более автоматы и ПК/ПКМ (хотя с «укропов» станется и «Максим» выдать, и РПД) не остановят даже утлый сейнер.

Но «Норд» был остановлен не вышеперечисленными катерами. Его перехватила и взяла на абордаж бывшая турецкая шхуна «Баба Хасан», а ныне BG-59 «Онiкс». Эта корсарская посудина также никакого установленного вооружения не несет. То есть с «Нордом», по сути, произошло то, что в полицейской хронике обычно обозначается как «угрожая словами, преступник заставил сделать то-то и то-то».

Источник





СМИ -2


Реклама