10.03.2018      389      0
 

Прогноз начал наглядно подтверждаться. Должно радовать, но при этом грустно


Знаете, а ведь в душе стало грустно, хотя казалось бы есть более чем весомый повод для радости.

О разочарованиях

Как-то я говорил, что скоро на Украине наступит момент, когда те, кто верил в Европу, начнут ее ненавидеть и проклинать, причем, то же самое наступит и с теми, кто верил в Россию: самые рьяные ненавистники будут как раз из бывших симпатиков ибо ощутят, что их обманули.

Причем, большинство людей не переметнется в другой лагерь, а будет думать «да пошли они все, особенно Европа/Россия со своими заморочками».

https://www.facebook.com/alexa…

Когда, после февраля 2014, на Украине этот майданный шабаш еще только начинался, но стало понятно, что путчисты власть захватили прочно, в ответ на многочисленные вопросы о том, как события будут развиваться дальше, я написал большой комментарий, объясняющий, чем все закончится и почему именно так.

Вкратце он сводился к следующему. Оккупировать Украину бесполезно. Имеется в виду — оккупировать сейчас. Более того — вредно. Как для самих украинцев, так и для России. Собственно именно потому противник нас как раз к ее оккупации и подталкивает на волне раздувания истерики. Однако это вовсе не означает предательства живущих там «русских». Причин три.

Первое — наших русских там нет. Про «Россия должна» они там вспомнили только после того, как их стали активно щемить бандеровцы. А до того их более чем устраивал отдельный и от России независимый статус. Типа, они конечно русские, но прежде всего они свои собственные русские, со своими взглядами, подходами и предпочтениями, даже отличающимися от российских. Более того, они больше русские, чем живущие в России, потому они имеют право оценивать и даже судить российское поведение с прокурорских позиций. Что тем самым они сами себя противопоставляли России там никого не волновало. Они особенные, им можно. В том числе можно игнорировать мнение самой России. И теперь обвинять ее в не оправдавшихся хотелках.

Второе — конечно, в том дерьме, что взбурлило и из всех щелей там полезло, очевидно виноваты «западные гады». Всякие там ЦРУ, Госдеп, Белый дом, Европарламент и все такое прочее. Но нельзя не признать, что вся их вина сводится только к бросанию в деревенский туалет маленькой пачки дрожжей. Подчеркиваю, маленькой. Очень маленькой. Дерьмо же полезло свое и сразу видно, что его там много. Сколько на Украине бандеровцев? Активных и убежденных мало. От силы процентов 10. Но в масштабах страны это как минимум от 3 до 4 млн. человек. Еще примерно 15 — 20% их убеждения в общем разделяющих. Т.е. на баррикады за убеждения они не пойдут, но саму концепцию они считают правильной. Это еще 5 — 8 млн. В сумме их набирается около 10 млн. людей с которыми «в случае оккупации сейчас» делать что? Расстрелять? Собрать в кучу, лишить гражданства и депортировать на нейтральный пятачок между украинскими и, скажем, польскими пограничными постами? Ибо с чего бы это Польше или любой другой соседней стране этих депортированных соглашаться у себя принять? А ведь делать с ними что-то надо хотя бы из-за памяти погибших в Одессе. Вот только ничего из перечисленного мы сделать не можем. Прежде всего в виду безусловной морально-этической неприемлемости подобного.

Третье — денацификация по примеру послевоенной Германии очевидно невозможна тоже. Немцев, особенно гражданское население, тогда можно было насильно возить мордой по столу заставляя в обязательном порядке смотреть документальные фильмы о массовых преступлениях, творимых их страной, их правительством и оправдываемых нацистской идеологией. Они там еще могли прятаться за позицией «про все эти ужасы мы не знали, не догадывались, нам не говорили, правительство и идеологи нас обманули». Нынешние украинцы прекрасно знают все. И байки про самовзрывающиеся кондиционеры, самообстрелы по гражданскому населению их вполне устраивают. Их не корежит от названий блюд в кафе в стиле «запеченных колорадов». Их не мутит от приходящих из зоны АТО посылок с явно ношенными вещами и бывшей в употреблении техникой. Показывать это насильно им бесполезно. Они считают это просто пропагандой, т.е. однозначным обманом. Причем обманом нормальным, ибо в их представлении сильный победитель имеет полное право на любое обращение с побежденным. Подчеркиваю, любое.

Из всего этого следует единственный вывод. Западу Украина нужна только в качестве запала большой гражданской войны в России, с единственной целью — разрушения России как единого государства. Благосостояние самой Украины, а также ее будущее как государства, там никого не интересует, как не волнует стрелка дальнейшая судьба стреляной гильзы. Украиной в Россию «выстрелили», но в цель не попали. План не сработал, российскую агрессию вызвать не получилось. Противник пошел искать другие варианты достижения своих целей, а Украина осталась сама по себе.

С ней безусловно придется что-то делать. И по большому счету вариант будущего только один — включение в состав России на уровне обычного федерального округа. В конце концов Чечня начала нулевых ничем по сути не отличалась. Однако ж вполне себе получилось. Другой вопрос, что успех был предопределен не превосходством в силе оружия или размере армии.

Возможность сближения и переубеждения населения возникла только после того, как само их население устало воевать и осознало беспросветность и бесперспективность борьбы. Они ведь сначала, как и украинцы, думали, что главное добиться независимости и вот тогда «заживем». По итогам Первой Чеченской они ее добились. Но тут внезапно оказалось,что внешний мир вовсе не собирается давать им возможность жить и богатеть. В Чечню хлынул ваххабизм, которому желания местных были глубоко по барабану, а кто пытался спорить, автоматически зачислялся во враги, подлежащие уничтожению. В конце концов нация окончательно устала. Ей уже было все равно, кто станет главным, лишь бы из этого тоннеля появился выход. И он появился, причем как раз в виде поддержки вступления в состав России. Так как во всех остальных случаях Чечню неизбежно ожидал самораспад и поглощение внешним Халифатом. Тогда еще не бармалейским, а саудовским, но сути дела это не меняет.

Таким образом Украину ждет то же самое будущее. Нацистов, им сочувствующих, а также просто убежденных в своей отдельной особенности хатоскрайников придется переубеждать и перевоспитывать. Но возможным это станет не раньше, чем сами украинцы обретут восприимчивость к обучению. А случится это только после того, как нация в абсолютном большинстве от происходящего устанет. От всего происходящего. Когда ей станет глубоко безразлично абсолютно все, от радикального национализма до европейского выбора и какого-то особого статуса. Настолько пофиг, что уже будет абсолютно без разницы, кто конкретно возьмет власть и как она станет называться. Без разницы даже в случае прямой российской «оккупации». Лишь бы хоть кто-то наконец сумел вернуть порядок, предсказуемую законность, безопасность и работу.

Ей, это не только абстрактной стране или теоретическому обществу, а как раз подавляющему большинству конкретных реальных там живущих людей. Иными словами, вся происходящая на Украине вакханалия будет продолжаться до тех пор, пока не наступит описанное выше похмелье. Времени на это уйдет столько, сколько уйдет. Год, три, пять, десять. До тех пор, пока не будет достигнуто нужное состояние. Задачей России на этот период является попытка минимизации ущерба, который украинцы нанесут себе сами. Не допустить его полностью невозможно технически. Так что даже «минимум» есть понятие довольно условное. Но все равно желательно удержать ситуацию от тотального голода, полной технической и инфраструктурной деградации, от массовых эпидемий и прочих аналогичных ужасов. Вот только до чего бы там в процессе Украина ни докатилась, вина за происходящее лежит исключительно на ней самой.

Так вот, тогда мой пост вызвал бурю негодования. Причем, практически со всех сторон, свидомых, патриотов, просто людей, в том числе «русских из Украины». Уж слишком он им всем показался жутко бесчеловечным. Однако сейчас уже видно, что процесс развивается как раз именно по изложенному сценарию. И оно как бы надо радоваться и гордиться своей прозорливостью. Но на душе все равно грустно.

Источник





СМИ -2


Реклама