03.10.2018      447      0
 

Польша и Украина: «любовь до гроба» уже в гробу


В дореволюционные времена киевские дипломаты любили порассуждать о том, что некий украинско-польский тандем должен стать локомотивом европейской интеграции и экономического развития Восточной Европы. В Варшаве такие разговоры воспринимали с показным воодушевлением. При этом там не забывали упомянуть тезис старика Пилсудского про независимую Украину как залог независимости Польши. После того как герои майдана и вправду заложили Украину в ломбард «общеевропейских» ценностей, потребность в высокопарных формулировках отпала сама собой. И имитация «любви до гроба» между соседями потихоньку уступила место вполне себе реальным спорам вокруг различных надгробий, могил, памятников и всех связанных с ними исторических противоречий.

По определению Польша должна быть рада становлению новой украинской нации на костях проклятой советской империи. С другой стороны, успешному строительству выгодных польскому руководству отношений с украинским младшим братом (включая мягкое ползучее поглощение Западной Украины) Варшаве мешает низкий уровень культуры и примитивное мировоззрение официальных представителей «новорожденной нации».

Не понимая логики процесса, украинские чиновники и общественные активисты не желают идти в ногу со временем. В рамках европейской интеграции Украина призвана стать послушным учеником и верноподданным вассалом Польши. А украинские выскочки позволяют себе намекать на свое особое подчинение США, хотя место главного подручного Вашингтона в регионе давно и прочно застолбила за собой Варшава.

Вдобавок к этому многие жители Украины буквально трактуют сакральный лозунг патриотов «Геть від Москви!» и массово начинают физически перемещаться в противоположном «орде» направлении. В основном путь этого «великого исхода в Европу» лежит через Польшу. И тут уже полякам приходится искать дополнительные аргументы в дискуссиях с партнерами внутри ЕС, объясняя позитивные последствия чрезвычайно дальновидной политики «Восточного партнерства» для укрепления безопасности на европейском континенте.

Все это вносит ненужную напряженность в отношения Польши с нерадивыми украинскими учениками. И выпускать политический «пар», зондируя запас упрямства Киева на прочность, польской стороне приходится именно в исторических вопросах.

Вот и сейчас отношения между Киевом и Варшавой переживают очередной эпизод обмена недипломатическими откровениями. Доселе незыблемый в кругах вокалистов и глобалистов авторитет украинского посла Андрея Дещицы поставил под сомнение «неназванный источник» в польском правительстве. «В Варшаве заявления посла Дещицы вызывают отвращение. Это оценка не только руководства МИД, но и польского правительства», ― заявил «источник». И экстраполировал унылый Дещицын образ на всю остальную украинскую власть: «В Варшаве растет разочарование Киевом, его подходами в политике исторической памяти. Варшава не будет разговаривать с Киевом на условиях шантажа. Прежде всего, с вице-премьером Павлом Розенко. Польша не доверяет украинской стороне».

Формальной причиной для таких оценок стало заявление Дещицы о том, что Украина позволит провести эксгумационные работы в памятных польских захоронениях на своей территории только после восстановления уничтоженных украинских памятников на территории Польши — в Пикуличах под Перемышлем и Монастыре возле Верхраты.

Но проблема явно выходит за рамки традиционно сложной украинско-польской полемики по вопросам исторической памяти. Есть все основания полагать, что истинной причиной возбуждения «анонимного правдолюба» стало употребление по отношению к старшим польским товарищам слова «позволять» устами украинского чиновника. Ведь что-либо «позволять» гордой Польше сегодня имеет право только «большой брат» Дональд из Вашингтона.

Тем не менее украинским «партнерам» приходится компенсировать свою полную импотенцию на внешнеполитической арене громкими заявлениями о необычайной твердости и непоколебимости своих позиций. В диалоге с Польшей это выглядит особенно гротескно, так как никаких действенных аргументов для равноправного сотрудничества с Варшавой у Киева фактически не осталось. И весь политический КПД украинско-польского «локомотива» сводится к совместному участию в антироссийской кампании под началом США.

Единственным достижением пресловутого украинско-польского «тандема» стал построенный лишь на бумаге нефтепровод Одесса ― Броды ― Гданьск – проект, символизирующий апофеоз польского рационализма, украинской коррупции и обоюдного лукавства сторон по отношению друг к другу в прошлые годы. После победы майдана потребность изображать особую любовь к Украине для Польши трансформировалась в потребность декларировать совместную жгучую ненависть к Москве. А украинцы и рады были стараться, сведя всю повестку дня двусторонних отношений с РП к предельному примитиву.

В начале сентября Андрей Дещица дал украинским СМИ обширное интервью, главным образом посвященное фундаментальной и цементирующей составляющей украинско-польского партнерства, какой, без сомнения, является противодействие России и лично Путину.

«Россия заинтересована в том, чтобы между Украиной и Польшей не было единства, чтобы Польша не поддерживала Украину в стратегически важных для Украины вопросах. Россия использует историческое прошлое, играя на эмоциях польского общества, чтобы вбить клин между Украиной и Польшей», ― сообщил Дещица журналистам.

Главной своей внешнеполитической задачей посол Дещица считает «убеждение наших партнеров в том, что нужно продолжать санкции против России, потому что Россия разрушает принципы международного права, создает угрозу всему демократическому миру. И позиция Польши, несмотря на смены правительств, остается неизменной относительно продолжения санкций против России, в вопросе противодействия угрозам со стороны России и по поддержке стремлений Украины к сближению с ЕС и НАТО».

Однако украинский дипломат не удержался и нарушил описанную им самим идиллию, упомянув о щекотливой для поляков проблеме героизации УПА. Прекрасно зная принципиально негативное отношение польского руководства и общества к этой проблеме, Дещица заявил: «В Польше начинают осознавать, что разговаривать с Украиной с позиции силы или давления – безрезультатно. Более того, оценку действиям тех или иных борцов УПА должен дать сам украинский народ. Любое давление извне не будет способствовать объективной дискуссии, а вызывать сопротивление украинского общества».

На этом моменте логическая структура размышлений Дещицы дает трещину. Из его слов получается, что Варшава постоянно пытается оказывать силовое давление на Киев, оставаясь при этом самым близким стратегическим партнером в Европе. На самом деле украинская сторона сегодня удовлетворяет польские аппетиты по всем вопросам, имеющим хоть какое-то материальное измерение. А для внутреннего потребителя-патриота киевский режим изображает принципиальность в дискуссиях с поляками о «славных подвигах Бандеры и Шухевича».

Правда, Украина якобы выступает против поставок в Польшу угля с территории ЛДНР через посредничество России. Дещица, по его словам, находит при этом «морально-этические» аргументы, признавая, что юридических резонов у украинской стороны нет. Не говоря уже о том, что Украина сама успешно импортирует российский уголь, в т. ч. «сепаратистских» марок.

Жалкий лепет Дещицы не мешает развитию магистральных тенденций украинско-польской «взаимовыгодной» кооперации. Например, когда 20 сентября польские пограничники начали «итальянскую забастовку», местные СМИ акцентировали внимание на том, что такие действия утруднили въезд украинским гастарбайтерам. Ведь Национальный банк Польши справедливо считает трудовую миграцию из Украины ключевым фактором высоких темпов экономического роста в своей стране, и даже временная задержка притока свежих рабочих рук может стать ощутимой проблемой для польской экономики.

По разным оценкам, польский рынок труда уже интегрировал более 1 миллиона выходцев из Украины. Эксперты прогнозируют, что в перспективе Польша постарается довести это количество до 2 миллионов человек. Политика украинских властей всячески содействует реализации этого плана и является лучшим вкладом в укрепление «стратегического партнерства» с Польшей.

Вдобавок большинство из почти 40 тысяч украинских студентов в Польше не собираются возвращаться по окончании учебы домой. Польский институт публичных отношений весной этого года провел опрос и выяснил, что только 9% украинских студентов планируют возвращаться на Украину. 29% хотят переехать в другую страну ЕС, 28% ― остаться в Польше, а остальные еще думают, куда податься.

Украинским чиновникам вместе с Дещицей ничего не остается, как усматривать в этом процессе положительные моменты. Якобы станут со временем эти люди «настоящими европейцами», прокормят себя и свои семьи без помощи украинского государства, а там, возможно, вернутся домой с новым опытом и деньгами.

А Польше остается только ждать, когда и в остальном украинском населении вызреет критическая масса «настоящих европейцев», готовых, раскрыв рот, покорно слушаться старших польских «братьев». Если бы не националистические пережитки прошлого, без подкормки которых трудно было бы превратить Украину в антироссийский форпост, Дещице и сегодня не было бы нужды ритуально погавкивать в сторону польских патронов. При этом Польша не просто пассивно ждет, но и активно инвестирует средства ЕС в свою «мягкую» гуманитарную экспансию, в основном в западноукраинском регионе.

Как справедливо отмечал посол Дещица в своем интервью, «в Польше есть понимание того, кто такая Россия, кто такой Путин и кто является настоящей угрозой для Польши». Кто такие Дещицы, Розенки, Порошенки и сегодняшняя Украина в целом, Польша тоже прекрасно понимает. Но не предпринимает резких действий, уповая на мудрость и справедливость стратегов в Вашингтоне. У Варшавы есть все основания считать, что американские друзья не обидят верную им Польшу в случае необходимости «окончательного решения украинского вопроса». Просто вслух о таких вещах говорить не принято до поры до времени.

источник





СМИ -2


Реклама