30.12.2018      1690      0
 

Российско-белорусский казус: Кому нефть, кому деньги, кому «братство»


На фото: президент Белоруссии Александр Лукашенко (справа) (Фото: Михаил Метцель/ТАСС)

Последний оплот братской дружбы, которая только возможна между государствами, под угрозой: терпение российской власти по отношению к своим белорусским коллегам подходит к концу. На днях министр финансов России Антон Силуанов после очередного политического маневра со стороны президента Беларуси констатировал с печалью факт того, что прийти к общему знаменателю в вопросах будущего двух государств не представляется возможным. Во всяком случае, пока. Оценкой сегодняшних взаимоотношений между Москвой и Минском стали слова «доверие потеряно» от российского вице-премьера и предложение заменить понятие «братское государство» на просто «партнера» от президента Беларуси.

Давайте разберем, с чего все началось. С налогового маневра, который вступит в силу с 2019 года на территории Российской Федерации. Он предусматривает отмену экспортных пошлин на нефть взамен повышения налога на добычу полезных ископаемых. То есть будет без разницы, где продаётся нефть — в России, в Беларуси или, например, в Европе. Ценообразование к 2024 году будет одинаковым. При чем здесь Беларусь? А при том, что к тому времени, по подсчетам Минска, казна братского государства недополучит более 10 млрд. долларов США на реэкспорте российской нефти с нефтепродуктами и экспорте топлива, произведённого в Беларуси из российской нефти.

Недовольны в Минске также и ценой на газ, выставленной Москвой. Лукашенко желает покупать газ не по экспортной цене в 130 долларов за тысячу кубометров, а по 70 долларов — цене на газ в Смоленске. Договор на поставки голубого топлива в Беларусь подписан, но вовсе не на тех условиях, которые доказывал Лукашенко своему визави на форуме ЕАЭС в Петербурге.

Дополнительно нагнетают обстановку между странами взаимные обиды. Со стороны Минска — это обида на ужесточение финансово-экономических отношений Москвой, а вот российская сторона недовольна неоднозначной позицией союзного Минска по ряду геополитических вопросов. Находчивый Александр Лукашенко смог за небольшой период времени не только кардинально поменять свою позицию по Абхазии и Южной Осетии, но и умудрился продать противотанковые ракетные комплексы через болгарскую «прокладку» сирийским ополченцам, которые воевали, в том числе и против российского военного контингента.

Падение финансовых возможностей российской власти больше не позволяет оплачивать малозначительные любезности Лукашенко в прессе и голосование за необходимые России резолюции в международных организациях. Всё это вместе с сугубо прагматичной дипломатической гибкостью Лукашенко поставило вопрос о реалиях статуса союзного государства ребром. Соответствующий межгосударственный договор был подписан еще в 1999 году, но его наполнение смыслом оставляет желать лучшего. Пока, согласно данным МВФ, выгода Минска достигала 25% от ВВП благодаря скидкам на углеводороды со стороны Москвы, пылящийся на полке союзный договор никоим образом Александру Лукашенко не мешал.

Однако когда мировые цены на нефть упали, а санкции против России не дают ей пространство для маневра, «последний диктатор Европы» прозорливо начал искать утешения в ЕС и Китае. Президент Беларуси отказался пускать российских инвесторов в приватизационные процессы своей страны, оставив российскому капиталу только один сектор экономики: газотранспортную систему. Сумма российских инвестиций в Беларусь оценивается 9 миллиардов долларов. Из них 8 — это белорусская ГТС. Россиян не пустили в машиностроительную отрасль, в автомобильную промышленность, в энергетику — ведь даже атомная станция строится на кредитные средства, а не как совместный проект России и Беларуси. Россиян не пустили в химическую отрасль, в развитие транспортной инфраструктуры.

Минск с 2014 года открыл для себя новые каналы кредитования. Беларусь тогда начала выпускать евробонды, а в качестве основного партнера Минск выбрал Китай. По мнению Минска, Пекин должен помочь выплатить белорусский долг Российской Федерации и снизить зависимость от нашей страны. Кроме того, Китай сейчас активно инвестирует на территории Беларуси: построен автозавод, завод по выпуску двигателей, завод по выпуску аминокислот, продолжается разработка проекта производства калийных удобрений, ведутся переговоры о размещении на территории Беларуси мощностей для разработки и использования лазерных технологий. В военной сфере Китай уже построил завод по производству реактивных систем залпового огня «Полонез», а теперь строит завод по выпуску ракет к ним. Китай совместно с Беларусью разрабатывает зенитно-ракетный комплекс, оперативно-тактический ракетный комплекс.

Ближайшие несколько лет станут решающими в формировании отношений между Москвой и Минском. Времена непростые. Во-первых, Беларуси в ближайшие два года надлежит осуществить погашение больших сумм по государственному долгу, во-вторых, в 2020 году должны пройти очередные президентские и парламентские выборы в стране.

Может ли Москва что-то предложить белорусскому народу, чтобы склонить его на свою сторону? По факту — ничего конкретного нет. Но российская власть также не может спокойно смотреть на деструктивную игру со стороны Лукашенко, поощряя его кандидатский «разгон» в следующем году. Очевидно, что обе стороны захотят сыграть во внеочередные выборы уже в 2019 году. В зависимости от обстоятельств — либо парламентские, либо президентские. На кону будет стоять легитимность действующей в Беларуси власти. Если фортуна окажется на стороне Лукашенко, то это развяжет ему руки. Ведь в них находится ещё и функционирование белоруской части нефтепровода «Дружба», который в отличие от газопровода, России приобрести так и не удалось. А нефть России даёт доход побольше, чем газ.

В общем, следующий год Москва будет пытаться с плохими картами обыграть хитрого и проницательного Лукашенко. А Минск будет занят поиском альтернативных транзитных и логистических путей. Такая действительность Беларуси будет положительно оценена и в ЕС, и в США с Китаем. Как-то это не совсем по-братски.

источник