01.10.2018      2394      0
 

The Nation: Ни в одной стране, куда вторглись США, они не добились победы


После того, как США остались единственной сверхдержавой, «геополитические мечтатели» в Вашингтоне поставили перед собой цель установить контроль над всей планетой — однако они позарились на кусок, который не могли проглотить, пишет для The Nation Том Энгельхардт.

По мнению писателя, головокружение от успехов и стремление к глобальному доминированию привели США к упадку задолго до прихода Дональда Трампа к власти, который, однако, никак не сможет повернуть вспять этот процесс.

Если подумать, то Земля — это планета относительно скромных размеров: экватор длиной в 40 тыс. километров, площадь 510 млн км2, три четверти поверхности покрыты водой. Не так уж сложно при определённом складе ума (которым отличались американские чиновники в 1991 году) решить, что одна поистине великая держава — «единственная сверхдержава», — обладающая мощной армией, сможет каким-либо образом контролировать весь мир, пишет для The Nation Том Энгельхардт.

Вспомните тот год, когда, вызвав всеобщее изумление, пала другая сверхдержава. Постарайтесь вспомнить тот момент, когда Советский Союз перестал существовать, а части его «империи» от Восточной Европы до Центральной Азии, обрели свободу.

Теперь мало кто помнит, в каком потрясении были вашингтонские элиты в 1989-ом и в 1991 годах.

На протяжении почти полувека несметные средства шли на нужды «разведки» в рамках эпохи, которую позднее назовут холодной войной. Тем не менее ключевые фигуры в Вашингтоне в итоге оказались не готовы к такому исходу.

Они были потрясены: они просто не могли поверить, что глобальное противостояние между двумя последними великими державами на планете действительно подошло к концу. После того, как Вашингтон начал оправляться от шока, ему на смену пришло ликование с оттенками головокружения.

«Считайте этот момент геополитическим эквивалентом наркотического кайфа», — отмечает писатель.

«Только представьте! После стольких веков соперничества между великими державами и последнего противостояния между только двумя сверхдержавами, всё (кроме хвастовства) было кончено. На планете осталась только одна держава — по определению величайшая из всех — которая, очевидно, могла всё прибрать к рукам», — пишет Энгельхардт.

Хотя Россия по-прежнему существовала, а её ядерный арсенал никуда не исчез, она представляла собой лишь «обёртку» своей прежней великодержавности.

В 1991 году Китай лишь недавно оправился от «хаоса маоистской эры», начав свой восход в качестве капиталистической державы под присмотром коммунистической партии. Его армия была весьма скромна, а китайские лидеры даже близко не готовы к тому, чтобы бросить вызов Соединённым Штатам. Пекин куда больше стремился стать «винтиком мировой экономики», производящим бесчисленное количество продуктов для американских прилавков.

По сути, единственной очевидной проблемой был ряд государств, настолько невзрачных, что никто бы и не подумал назвать их «великими» и уж точно не «сверх» державами.

Теперь эти страны известны под термином «государства-изгои»: теократический Иран, Ирак Саддама Хуссейна и Северная Корея Ким Ир Сена; ни у кого из них не было ядерного оружия.

«Несопоставимая по качеству компания — в 80-х годах иракцы и иранцы воевали восемь лет, и всё указывало на то, что они станут лёгким противником для… ну вы сами знаете для кого», — вспоминает автор.

Начальный этап американского превосходства не мог быть более обнадёживающим. Благодаря своей корпоративной мощи США завоёвывали рынки по всей планете. В 1991 году их высокотехнологичная армия разгромила Ирак за 100 часов. Казалось, что всё это — лишь пролог к будущему мира.

Январь 2000 года был идеальным временем для «величайших геополитических мечтателей» — команды, которая увидела «беспрецедентную стратегическую возможность» для организации в новом веке не половины мира, как это было во времена холодной войны, а всей планеты.

Однако они опасались, что процесс создания пригодной для выполнения этой задачи армии будет идти очень медленно без «некоего катастрофического события-катализатора — вроде нового «Пёрл-Харбора».

11 сентября 2001 года благодаря точным воздушным ударам по Всемирному торговому центру и Пентагону они получили желаемое — событие, которое в СМИ окрестили «новым днём позора» и «Пёрл-Харбором XXI века».

Как и их сотоварищи в 1991 году, чиновники администрации Джорджа Буша сначала оказались шокированы терактом, но вскоре их захлестнула волна оптимизма и веры в будущее Республиканской партии и США.

«Начиная то, что они назвали глобальной войной против терроризма, они мечтали как минимум о создании в США вечного Pax Republicana и сходного с ним перманентного Pax Americana — сначала на Большом Ближнем Востоке, а затем, возможно, и в планетарном масштабе», — вспоминает Энгельхардт.

«Разумеется, если вы знаете историю также хорошо, как и я, то для вас не составит труда переместиться в будущее и оказаться в сентябре 2018-ого — спустя 17 лет после того, как все эти планы по созданию настоящей американской планеты увенчались успехом, а Соединённые Штаты достигли такого уровня господства, которого до них не достигала ни одна страна», — призывает писатель.

«Ох… я что-то перепутал», — извиняется Энгельхардт.

Действительно, с того времени прошло 17 лет. Но что удивительно, последняя сверхдержава по-прежнему безуспешно воюет — и проигрывает — в самой первой стране, куда она направилась и которую она якобы «освободила»: в бедном Афганистане. «Талибан»* там снова на подъёме. «Аль-Каида»*, находящаяся на своём пике, разрослась и породила ещё одну террористическую группировку — ИГИЛ*, которая также распространилась по всей планете.

Ни в одной стране, куда в этом веке вторгалась американская армия или в которой она просто поддерживала союзников, США не удалось добиться очевидной и долгосрочной победы.

«По сути, другого примера поистине великой державы, находящейся, как казалось бы, на пике своей мощи и величия, но неспособной навязать свою волю, несмотря на всю свою жестокость и разрушительную силу, может и не найтись», — отмечает писатель.

«Государства-изгои» 90-х годов Иран и Северная Корея стали сильнее (одна из них даже получила ядерное оружие), в то время как, несмотря на все планы американских чиновников, правительства в них свергнуты не были. Что же касается Ирака, то после американского вторжения и оккупации он оказался регионом, где воцарился бесконечный кошмар.

Однако непохоже, чтобы кто-то извлекал из этих событий урок: внимание американцев на себя отвлекает «парень с рыжими волосами в Овальном кабинете».

Другой причиной может быть понятное желание людей уклониться от наиболее очевидного вывода: планета Земля, несмотря на свои небольшие размеры всё равно слишком велика для того, чтобы её контролировала одна держава.

«Считайте последние 27 лет американской истории иллюстрацией старого выражения: не зарься на кусок, который не можешь проглотить», — полагает Энгельхардт.

В 2016 году американские избиратели во «внутренних территориях» отреагировали на новую реальность инстинктивно. Они избрали на пост президента странную фигуру, человека, который единственный на политической арене говорил о том, что США — больше не великая страна, и что её, как и Россию Путина, придётся снова делать великой.

«Дональд Трамп, как я писал во время предвыборной кампании, стал первым кандидатом на пост президента, который продвигал идею о том, что США находятся в упадке, в то время как политики, по большому счёту, считали своим долгом подчёркивать, что США — это самая великая, самая исключительная и самая незаменимая страна на планете. И, разумеется, он победил», — вспоминает автор.

Тем не менее, несмотря на катастрофу, которая чуть не произошла десятилетием ранее, экономика растёт. Если отставить в сторону обычные твиты Трампа и шоу в Вашингтоне, куда можно отнести и введение пошлин против Китая, то ситуация выглядит как никогда радужно.

«Но скажите мне правду: неужели вы этого не чувствуете? Вы правда этого не видите?» — задаёт вопрос Энгельхардт.

«Вы, как и я знаете, что-то прогнило в… ну, давайте не будем во всём винить Данию… но вы отлично понимаете, что здесь что-то не так. Вы знаете, что по-настоящему наполняются, набухают и лопаются кошельки и портмоне 1% населения; вы знаете, что богатые получили в наследство если не Землю, то, по крайней мере, американскую политику; вы знаете, что последний раз подобный уровень накопления богатства у 1% людей наблюдался накануне Великой депрессии 1929 года.

И, скажите честно: неужели вы сомневаетесь в том, что следующий кризис не за горами?» — вопрошает писатель.

Дональд Трамп оказался в Белом доме именно потому, что многие американцы инстинктивно почувствовали, что-то идёт не так. На своё место Трамп попал во многом благодаря своей команде, которую с недавних пор, за то, что они якобы держат его в узде, называют «взрослыми в комнате».

«Но позвольте мне внести небольшое исправление в эту фразу, чтобы лучше описать 16 лет этого уже не столь нового века, прошедших до того, как Трамп вошёл в Овальный кабинет. Как насчёт «болванов в комнате»? — предлагает Энгельхардт.

Многие из них, начиная от советника по национальной безопасности Джона Болтона (вторжение в Ирак), госсекретаря Майка Помпео (давний сторонник смены «режимов») и кончая директором ЦРУ Джиной Хаспел (секретные тюрьмы и пытки) и министром обороны Джеймсом «Бешеным псом» Мэттисом (генерал морской пехоты в отставке) и главой аппарата Белого Дома Джоном Келли (генерал морской пехоты в отставке и командир времён войны в Ираке), — все эти «болваны» оказали серьёзное влияние на курс страны в эпоху «геополитических мечтаний».

Именно они несут основную долю ответственности за решение об инвестициях в американскую армию и ведении бесконечных войн задолго до прихода Дональда Трампа к власти.

«Но что хуже всего, они, судя по всему так ничему и не научились», — с сожалением пишет автор.

В своей книге «Страх: Трамп в Белом доме» Роберт Вудворд описывает заседание Совета по национальной безопасности в августе 2017 года, во время которой «болваны в комнате» спасали президента от его «наихудших импульсов». Вудворд пишет о том, как нетерпеливый Трамп «набросился» на своих генералов.

«Это вы, ребята, создали такую ситуацию. Это катастрофа. Это вы заварили эту кашу в Афганистане… Вы умные ребята, но я должен сказать, что вы — часть этой проблемы. И вы ничего не смогли исправить, вы делаете только хуже… Я с самого начала был против всего этого. Я хочу уйти оттуда… а вы говорите мне, что нужно вмешаться ещё глубже», — заявил Трамп по версии Вудворда.

Однако если верить книге, Мэттис отреагировал на эти слова очень резко, ответив, что «если они уйдут, до опять начнутся беспорядки в стиле ИГИЛ». «То, что произошло в Ираке при Обаме после появления ИГИЛ, произойдёт при тебе», — приводит Вудворд слова министра обороны.

Предположительный ответ президента звучал следующим образом.

«Вы все говорите мне, что я должен на это пойти, — проворчал Трамп. — Ладно, наверно, мы так и поступим, но я по-прежнему думаю, что вы неправы. Я не знаю, ради чего всё это. Мы этим ничего не добились. Мы потратили триллионы, многие погибли. Но да, они, по всей видимости не могут рвать оттуда когти, оставив вакуум для „Аль-Каиды“, Ирана и других террористов».

Таким образом Дональд Трамп стал очередным президентом, который — пусть и неохотно — одобрил отправку ещё большего количества американских солдат и воздушной техники в Афганистан. Что же касается Мэттиса, то на сообщения о том, что ему после промежуточных выборов грозит отставка, президент недавно ответил:

«Он останется. Нас он полностью устраивает, мы одерживаем множество побед, о которых люди даже не знают».

«Возможно, эта фраза станет определением президентства Трампа, который всё чаще будет оказываться в мире „побед, о которых люди даже не знают“. Но не думайте, что именно Дональд довёл нас до этого состояния, хотя однажды, без всяких сомнений, его будут считать олицетворением этого процесса и того упадка, который и привёл его к власти.

И за все победы, о которых люди не будут знать, и за все поражения, которые будут для них очевидны, ему стоит сказать спасибо болванам в комнате, — уверен Энгельхардт. — На практике они оказались ни строителями империй своих грёз, ни даже её охранителями, — но командой её потенциальных разорителей».

«Поверьте, мне, ребята, будущее будет каким угодно, но только не светлым. Добро пожаловать в самое непредсказуемое и опасное государственное образование — умирающую империю.

Спустя всего лишь 27 лет после того, как в Вашингтоне прогремел колокол триумфа, похоже, что с той же самой колокольни вот-вот польётся похоронный звон».

источник





СМИ -2


Реклама